Четверг, 23.11.2017, 08:55
Приветствую Вас слушатель | RSS
Главная | тексты | Регистрация | Вход
Административная информация
Вниманию слушателей

Из-за обилия регистрирующихся спамеров, теперь поле "аватар" при регистрации обязательно.
Неслучайное фото
Меню сайта
Тексты и документы
Контакты
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Авторы [1083]
документы [49]
Музыкальная литература [3]
БАРДОВСКАЯ ПЕСНЯ, СТАТЬИ, МНЕНИЯ, СУЖДЕНИЯ [214]
Творения останутся в веках [594]
Часы
Желающие помочь фестивалю "Камчатская гитара" материально
могут перевести средства на счёт WMR R327407126606

Так же желающие могут первести средства на счёт
Союза АП на Камчатке "Камчатская гитара"
"АП на Камчатке" в социальных сетях:
Камчатские сайты
Абордаж ВКонтакте

Статистика
Бард Топ
Rambler's Top100


Онлайн всего: 1
Слушателей: 1
Ценителей АП: 0
Закладки:
Поиск








































Реклама на сайте:

______
  • www.dizelt.ru

    Сеть кафе быстрого обслуживания

    dizelt.ru




Авторская песня на Камчатке
Главная » Статьи » БАРДОВСКАЯ ПЕСНЯ, СТАТЬИ, МНЕНИЯ, СУЖДЕНИЯ

Юлий Ким: «Я большой мастер вариаций» (2010)
Фото: Liveinternet.ru
Как говорит сам Юлий Ким, он принадлежит к бардам «первого призыва», к которому относились Александр Галич, Владимир Высоцкий, Булат Окуджава.


Многие даже не подозревают, что именно Юлий Ким – автор слов к песням из столь известных и любимых фильмов, как «Бумбараш», «Остров сокровищ», «Двенадцать стульев», «Обыкновенное чудо», «Формула любви» и многих других

Мало кто знает и о том, что Юлий Ким был участником правозащитного движения, что и заставило указывать в титрах фильмов и афишах спектаклей не настоящую фамилию, а псевдоним – Ю. Михайлов.

В 60-е годы Юлий Ким стал одним из самых известных бардов. Теперь времена небывалой популярности бардовской песни миновали, но его концерты пользуются неизменным успехом: он дарит зрителям не только свой талант, но и оптимизм, чувство юмора, рассказывая обо всем на свете смешно и весело.
В жизни есть место розыгрышу

«AиФ»: – Юлий Черсанович, а в среде бардов принято разыгрывать друг друга?

Юлий Ким: – Сама жизнь порой разыгрывает! Однажды мы были с «бардовским десантом» в Германии. Это было в разгар парусной регаты недалеко от города Бремена. Среди нас был известный бард Александр Городницкий. Он повел нас всех на «Крузенштерн» – судно, на котором его хорошо знали. После того как нас провели по всему судну, мы в ответ решили дать небольшой концерт. Леня Сергеев (автор-испол­ни­тель. – Ред.) запел свою шуточную песенку о двух усатых тараканах Сереге и Гене. Как только он спел про таракана Гену, вся кают-компания повалилась на пол со смеху, а капитан густо покраснел. Когда же начал про таракана Серегу, наши слушатели стали биться в конвульсиях, и покраснел старпом. Леня ничего не мог понять, а потом ему объяснили, что капитана зовут Серегой, а старпома – Геной. Тогда он бросился к капитану и, встав на колени, стал просить прощения. Конечно, капитан его немедленно простил, а мы долго еще смеялись, вспоминая этот случай и удивлялись такому совпадению.

«AиФ»: – А как вы открыли в себе барда?

Ю. К.: – Я принадлежу к бардам «первого призыва», к которому относились Александр Галич, Владимир Высоцкий, Булат Окуджава. Я «затесался» в эту компанию», когда учился в МГПИ. Тогда название этого института в шутку расшифровывали не как «педагогический», а как «поющий» институт, из него вышли Юрий Визбор, Вероника Долина…

Бардовская песня была невероятно популярна, все вокруг сочиняли песни и пели их, поэтому не попробовать было просто невозможно! Стихи я сочинял и раньше, но не относился к этому серьезно. В первых моих песенках я воспевал, как акын, все, что видел: от оттепели в Ленинграде до поганок в лесу. Кстати, одна из песен, сочиненная в этот период, совершенно неожиданно пригодилась через 20 лет в фильме «Пять вечеров». Это «Губы окаянные», которую почти сразу стали считать народной песней, чем я, кстати, очень горжусь.

А после окончания института я подписал распределение на Камчатку и попал в маленький поселок Анапка. Художественная самодеятельность была там единственным доступным развлечением, и я начал активно сочинять для школьной сцены. Тогда, помнится, меня очень вдохновляла тема моря, пиратов. Отработав два года по распределению, оказался в физматшколе при МГУ. И мои московские ученики с такой же радостью пели мои пиратские песни. Любовь к пиратской теме получила продолжение в 74-м году, когда мне предложили сочинить песню для фильма «Остров сокровищ».
Тихий протест

«AиФ»: – В молодости вы были участником правозащитного движения. Печальные события вашего детства – расстрел отца, арест матери – способствовали этому?

Ю. К.: – Наверное, в какой-то степени способствовали… Но, мне кажется, даже если бы мое детство было вполне благополучным, я все равно бы пришел в правозащитное движение. По самой природе этого движения и по своей натуре. Очень уж мне не нравилось то, что происходило в те времена.

«AиФ»: – Но ведь спустя несколько лет вы от этого движения отошли…

Ю. К.: – Работать в театре и кино и одновременно быть диссидентом – невозможно. Отказываться от любимого дела мне не хотелось, и я легально уже не подписывал ничего, а нелегально – все равно помогал. Я занимался «Хроникой текущих событий». Это – величайшее достижение нашего правозащитного движения. Это был бюллетень, собиравший все известные факты нарушения прав человека в Советском Союзе: например, кого-то уволили или даже посадили за то, что он сказал что-то про Чехословакию или, например, признался, что хотел бы жить в Крыму, где жили его предки, крымские татары. Кстати, Сергей Ковалев и Татьяна Великанова, которые взяли на себя ответственность за выпуск этого бюллетеня, получили сроки.

«AиФ»: – Значит, вам еще крупно повезло?

Ю. К.: – Просто я помогал «тихой сапой». Но преподавать мне все-таки запретили, да и публично выступать и печататься – тоже.

«AиФ»: – И это фактически способствовало расцвету вашего творчества в кино и театре?

Ю. К.: – Я уже и сам понимал, что пора выбирать между школой и театром. Власти своим запретом действительно ускорили этот процесс.
Те же, тогда же

«AиФ»: – Вы сейчас ведь живете «на две страны» – Россию и Израиль?

Ю. К.: – Нет, живу я все-таки в России: здесь и работа, и друзья. А в Израиль приезжаю месяца на три. Там отдыхаю от здешнего напряжения.

«AиФ»: – Ваши зрители в этой стране чем-то отличаются от российских?

Ю. К.: – Да ничем не отличаются! Например, однажды на концерте в городе Назарете я глянул в зал и говорю: «Что-то ваши лица кажутся мне уж очень знакомыми». А мне отвечают: «Ну конечно, мы же виделись полгода назад в Москве, в клубе «Серп и молот». Где бы я ни выступал – все те же образованные «мэнээсы» советских времен или их выросшие дети, которым любовь к бардовской песне передалась «по наследству».

«AиФ»: – Вы ведь не только бард, но и драматург. Над чем сейчас работаете?

Ю. К.: – Сейчас пишу одну детскую пьесу. Сюжет не мой и не новый – это сказка о Буратино.

«AиФ»: – А вы уверены, что нужен еще один Буратино?

Ю. К.: – Я большой мастер по вариациям. У меня есть целых три варианта «Красной Шапочки». Одна из них, на музыку Геннадия Гладкова, идет в Театре им. Маяковского. А вариант «Буратино» у меня – только первый.
Разумная сдержанность

«AиФ»: – Вы так бодры и моложавы. В чем секрет?

Ю. К.: – Это благодаря жене, которая тщательно следит за моим здоровьем. Она меня приучила к некоторой сдержанности в употреблении пищи: если раньше я обедал первым и вторым, то теперь обедаю первым, а ужинаю – вторым, причем не позже семи часов.

«AиФ»: – Читала, что вы курили тридцать лет, а потом бросили. Что помогло?

Ю. К.: – Начали болеть ноги. Когда обратился к врачу, надо мной произнесли очень неприятное словосочетание «облитерирующий эндартериит» и сказали, что если буду продолжать курить, то с ногами будет еще хуже и может даже дойти до ампутации, как это случилось с актером Павлом Луспекаевым и футболистом Львом Яшиным. Это меня так поразило, что 3 января 1986 года я раздавил последнюю сигарету в своей жизни и с тех пор не курю. Это был такой подвиг, что я запомнил эту дату. С алкоголем было сложнее, но с годами я свел его употребление к минимуму.

«AиФ»: – Ваша дочь и внуки унаследовали ваши таланты?

Ю. К.: – В какой-то степени – да. Дочь закончила журфак, работает редактором в одном журнале. Старшая внучка учится в РГГУ на филологическом, и она поет. Младшая внучка – первоклассница, а внук еще ходит в детский сад, так что об их талантах говорить пока рановато. Но мои песни они слушают с удовольствием.

"«АиФ Здоровье» №14 от 01 апреля "




Категория: БАРДОВСКАЯ ПЕСНЯ, СТАТЬИ, МНЕНИЯ, СУЖДЕНИЯ | Добавил: vdim (03.04.2010) | Автор: Марина Мосина
Просмотров: 4124 | Теги: Юлий Ким, статья | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Хостинг от uCoz Мнения высказанные на страница сайта могут не совпадать с мнением администрации сайта.
АП на Камчатке © 2017
Использование материалов возможно только при указании источника и ссылки на него.