Суббота, 25.11.2017, 05:37
Приветствую Вас слушатель | RSS
Главная | тексты | Регистрация | Вход
Административная информация
Вниманию слушателей

Из-за обилия регистрирующихся спамеров, теперь поле "аватар" при регистрации обязательно.
Неслучайное фото
Меню сайта
Тексты и документы
Контакты
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Авторы [1083]
документы [49]
Музыкальная литература [3]
БАРДОВСКАЯ ПЕСНЯ, СТАТЬИ, МНЕНИЯ, СУЖДЕНИЯ [214]
Творения останутся в веках [594]
Часы
Желающие помочь фестивалю "Камчатская гитара" материально
могут перевести средства на счёт WMR R327407126606

Так же желающие могут первести средства на счёт
Союза АП на Камчатке "Камчатская гитара"
"АП на Камчатке" в социальных сетях:
Камчатские сайты
Абордаж ВКонтакте

Статистика
Бард Топ
Rambler's Top100


Онлайн всего: 1
Слушателей: 1
Ценителей АП: 0
Закладки:
Поиск








































Реклама на сайте:

______



Авторская песня на Камчатке
Главная » Статьи » БАРДОВСКАЯ ПЕСНЯ, СТАТЬИ, МНЕНИЯ, СУЖДЕНИЯ

Сергей КОСЫГИН: на дороге и свободен (2009)
Когда видишь Сергея КОСЫГИНА на сцене – этакого большого камчатского «медведя» с мощным голосом, возникает впечатление, что он таким и родился на широких северных заснеженных просторах, с гитарой в руках и с песнями.

Маленький Сережа заявил миру о себе в Палане, в 1956 году. На календаре был апрель, а корякский районный центр утопал еще в снегу. Здесь и прошли первые 4 года Сергея. Как известно, Север никому еще здоровья не прибавлял, и родители увезли мальчика в деревню под Хабаровск, к бабушке с дедушкой.
На Камчатку, в Петропавловск, он вернулся в 1964-м. За 2 учебных года поменял три школы (из одной из них перевели на третий же день за драку). В 6-й класс пошел на Командорах, куда направили по работе его отца. Школу пришлось заканчивать в жестких условиях: в классе было всего 9 человек, и учителя просто по глазам видели, кто не знал урока. Отпетым негодяем не был, но и прилежным отличником тоже. Но с закрытыми глазами мог указать на карте, где Стивенсон помог зарыть клад Флинту, а когда папа принес домой первую гитару, то уже и на статус хорошиста в классе не тянул. После окончания школы Сергей хотел поступить в Хабаровский институт культуры, но родители, узнав об этом, мягко говоря, были против.
Отец Сергея, Михаил Николаевич, сам был музыкантом в молодости. После Биробиджанского культпросветучилища работал в Палане директором ДК, а потом и завотделом культуры, и до той поры, пока его не направили и он с отличием не закончил партийную школу, заработка в семье едва хватало, чтобы сводить концы с концами. Понятно, что родители не желали своему сыну такой же участи и посоветовали ему овладеть какой-нибудь «нормальной» профессией. Послушный сын попробовал поступить на автомобильный факультет политехнического института, но не добрал баллов. «Ладно, сынок, - рассудил отец, - не хочешь учиться, узнаешь, почем вкус рабочего хлебушка». И Сергей попал на завод, в механический цех, в дальнейшем став неплохим фрезеровщиком. Сказать, что работа ему не нравилась, значит – ничего не сказать. И только маячившая впереди армия скрашивала серые будни в ожидании грядущих перемен. В то время единственной отдушиной для Сергея были занятия в гитарной студии, где он обучался игре на любимом инструменте. Перебирая струны пальцами, которые не отмывались от чугуна, въевшегося в кожу вместе с маслом, парень мечтал о, казалось, несбыточных временах, когда сможет зарабатывать на жизнь любимым делом – музыкой.
Но до этого было далеко. После армии покорно подал документы на инженерно-экономический факультет все того же политехнического. Через 2 года, наконец, взбунтовался, поняв, что жить так больше не может, оставил учебу и пошел в море, поставив целью – заработать на хорошие инструменты и аппаратуру.
- Все время была какая-то неволя, - вспоминает Сергей Михайлович. - Хождение строем с детского сада, завод – от гудка до гудка, со всеми его традициями: проходные, бирки, отметки… Все эти институтские демонстрации по «красным» числам: «Кто не придет – лишится стипендии…». Не то что настроишь своих баррикад и предашь все огню, на стенку полезешь в конце концов от такой жизни.
Конечно, звала его в море еще с детства жажда романтики:
- Вот тогда ветер странствий и ворвался. Начитавшись Джека Лондона, на себе хотелось все познать. Сперва вообще думал в старатели податься, но меня отговорили.
Ходил обработчиком на БМРТ, что-то строил на Командорах, таскал невода на путинах западного побережья Камчатки…
Через 4 года Сергей вернулся в Хабаровск, приобрел по тем временам сногсшибательную аппаратуру, собрал команду и приступил к репетициям. Когда программа была готова, группа решила выступать.
- Мы дали один-единственный коммерческий концерт. Незнание законов, как известно, от наказания не освобождает. Нас повязал ОБХСС (в советском государстве – отдел борьбы с хищениями социалистической собственности и спекуляцией. – Прим. авт.). Пообещали: «Еще один концерт, и ты сядешь. Вон идите в филармонию и выступайте сколько хотите».
Но нечего было и думать соваться в филармонию без музыкального образования. Да, честно говоря, и не очень хотелось. Там тоже такие «рогатки» музыкантам чиновники от министерства культуры мастерили – лишний раз рот не откроешь.
Однако же и чем-то другим, кроме музыки, Сергей заниматься не хотел. Пришлось идти в трест столовых и ресторанов города Хабаровска, становиться музыкантом оркестра. 2 года жизни были отданы этой кабале в ресторане.
- Там была хорошая школа, сильные музыканты, которые многому меня научили, - рассказывает Сергей Михайлович, - но я понял, что моя золотая мечта утухнет в ресторанном чаду, к тому же и спиться там от безнадеги можно было запросто. Короче, вернулся на Камчатку и пошел учиться на радиста. Радист в то время был единственным человеком на судне, к которому без стука мог войти только капитан. Но продолжить «морские хроники» мне не удалось.
Как-то случайно оказался на концерте авторской песни. Даже не подозревал о существовании такого жанра. Тут все и повернулось в другое русло. Я услышал, что можно делать с одной гитарой, без команды. Меня вдохновило творчество Мирзаяна, а его песни на стихи Бродского, Сосноры, Пастернака просто потрясли. В моря, естественно, я не вернулся.
Сергей устроился работать в зверосовхоз на 16 км электриком, и через некоторое время директор этого совхоза предложил ему стать художественным руководителем в местном доме культуры. Под крышей этого очага культуры Сергей и собрал акустическую команду «Шед» (так назывались клетки, в которых жили совхозные норки). Группа играла фолк, кантри и периодически выступала на разных сценах.
Крутые перемены пришли в судьбу музыканта вместе с перестройкой. Именно тогда, почувствовав свежий ветер свободы и обновления, он решил оторваться от всего привычного и пуститься в дорогу. Вместе с ним путешествовать отправился администратором Андрей Винокуров. А поскольку статью за тунеядство в то время еще не отменили, внешне все это выглядело как гастрольная поездка по линии комсомола – были настоящие афиши, билеты, бумажки с печатями, которыми музыканта снабдили друзья-комсомольцы.
Несколько лет колесили Сергей с Андреем по всей стране, лишь ненадолго возвращаясь на Камчатку. Ездил и один, и с друзьями – Алексеем Лысиковым, Александром Безугловым, Аркадием Куни, а позже – с Сергеем Кинасом и Александром Гилевым. Гастролировали и по России, и по Европе, и в Америке довелось побывать.
- Еще в начале всех дорог я услышал от ныне именитых деятелей от искусства, что Камчатка - пустырь, а они тут заезжие материковские цветочки, облагораживающие нашу серую жизнь. Обидно стало за родину. Как объяснить этим «варягам», что мы не провинция, а отдельная страна, со своей самобытной культурой? Поехал доказывать обратное, – смеется Косыгин.
И у него это получилось. Камчатских авторов признали и на знаменитом Грушинском фестивале, и в Сибири, и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Прежде всего потому, что Камчатка – неисчерпаемый источник вдохновения, и песни, которые рождаются здесь, – самобытные, неординарные. Кстати, о расхожем определении «бард» Сергей Косыгин отзывается с некой иронией:
- Конечно, смешно, когда рок-музыканта Сергея Кинаса и руководителя камерного оркестра Александра Гилева объявляют бардами. Они сперва возмущались, сейчас уже привыкли – молчат. То же самое и я – хоть горшком, только не в печь. Просто пишу музыку, которая мне нравится, у меня есть блюзы, рок-н-роллы, попса, все что угодно, придерживаюсь аксиомы о плохой и хорошей музыке. Сейчас, с годами и опытом, наступил такой период, когда и придумывать ничего не надо – все само идет, я словно изнутри слышу то, о чем хочу написать, и песни рождаются.
Вот так сложились, конечно, еще не все камушки жизненной мозаики Сергея Косыгина. Главное: на дороге и свободен. И все же тернистым считает маэстро путь музыканта, и новичкам на этом поприще советует: «Если есть возможность заняться чем-то другим, то лучше и занимайся этим другим, прицепи гитаре бант и повесь на гвоздь - для гостей в доме».
Себя Сергей не считает последним романтиком:
- Какое-то залапанное определение: «последний бойскаут», «последний из Могикан», «участник Куликовской битвы»… Может, и последний, но в длинной очереди таких же, как я. Пока существуют «нужные книги, которые ты читаешь в детстве», эта очередь не поредеет. Я занимаюсь своим делом и уже знаю твердо, что из этого цеха не уйду, потому что лучше я ничего делать не умею. Планов и идей у меня не переводится. Ну, что еще про себя хорошего сказать? Очень люблю свою семью, своих друзей-музыкантов и просто хороших людей.
Планов у Сергея Косыгина действительно громадье: это и запись нового альбома под рабочим названием «Лукоморье». Все песни в нем будут спеты от лица разных сказочных персонажей. Взят в постановку спектакль по его сценарию в театре кукол (Сергей Михайлович написал музыкальную сказку для взрослых по мотивам «Бременских музыкантов»). Готовит к изданию мемуары отца и свою вторую книгу (первая, «Ветер странствий», вышла в 2006 году). В плане гастрольная летняя поездка в Европу на яхте! Кстати, делясь этим намерением, Сергей Михайлович обронил, что желающие присоединиться к путешествию – приветствуются, так что если вы хотите прокатиться летом под парусами из Санкт-Петербурга в европейские страны в нескучной компании музыкантов и взять на себя часть расходов – ваше желание небезнадежно!

Эмма КИНАС
Фото из архива
Сергея КОСЫГИНА

(с) газета "Камчатский край".




Категория: БАРДОВСКАЯ ПЕСНЯ, СТАТЬИ, МНЕНИЯ, СУЖДЕНИЯ | Добавил: kamchatka (23.11.2009) | Автор: Эмма КИНАС
Просмотров: 2708 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 1
26.11.2009
1. Юрий Завражный (Флибустьер)
Душевно...

Имя *:
Email *:
Код *:
Хостинг от uCoz Мнения высказанные на страница сайта могут не совпадать с мнением администрации сайта.
АП на Камчатке © 2017
Использование материалов возможно только при указании источника и ссылки на него.